В чужих кроссовках. Один раз Майкл Джордан сделал это

Бабушка Луиза умела ценить то, что у нее есть и не гналась за количеством. Именно она дала своему любимому внучку Анферни Хардуэю кличку Пенни — так называют монетку достоинством в один цент.

— Он мое маленькое сокровище, мой Пенни, большего мне не надо, — трогательно приговаривала старушка.

У Майкла Джордана была для Хардуэя более свойская манера обращения, он называл его Пацаном. Майкл часто отзывался подобным образом о молодых игроках НБА, которым навязывали титулы приемников Его Воздушества, но случай с Хардуэем выделялся из общего ряда.

На площадке Джордан журил, поддразнивал, подкалывал, провоцировал Пенни, но не переходил границ, как это часто бывало с другими. Дело было совсем не в фаворитизме, уверен сам Хардуэй:

— У Майкла в принципе не могло быть любимчиков, этот человек живое воплощение конкуренции. Что касается меня, то я был парнем из глубинки, для которого НБА была в новинку. Я был полон желания учиться, и, думаю, Майклу это нравилось. К тому же я слышал от некоторых людей, что ему импонировала моя игра, то, как я двигался, какие решения принимал. Ему нравилась манера игры, но сомневаюсь, чтобы он как-то особенно выделял меня.

Но вот вам мимолетный исторический факт: за свою игровую карьеру Майкл Джордан лишь раз носил в официальных матчах именные кроссовки другого баскетболиста. И этим баскетболистом был Анферни Хардуэй.

О том, что Джордан так или иначе отмечал для себя талант и менталитет Пенни, можно было судить еще до их встречи на паркете. Для этого нужно просто обратить внимание на обувь Хардуэя в его дебютном сезоне 1993/1994. На всякий случай, напомним, что Джордан тогда пребывал в бейсбольном паломничестве, поэтому появление разыгрывающего Хардуэя в Air Jordan 9 с фирменным лого Пенни вызвало состояние легкого недопонимания.

Это сегодня наличие так называемых player’s edition — эксклюзивных версий для игроков — норма, но о подобном невозможно было и мечтать до 1997-го. Именно тогда Nike официально запустил Jordan Brand, а Майкл лично выбрал пятерых игроков, для которых «джорданы» разрабатывались с учетом их пожеланий.

И вот теперь представьте, почти за 5 лет до этого на площадку выходит первогодка в Air Jordan 9, оформленных в цветах «Орландо Мэджик». Понятно, что без согласия Его Воздушества подобного произойти не могло.

Эффектный стиль «Орландо» и альянс молодых Шакила О’Нила с Хардуэем быстро сделали команду и ее звезд притягательными для маркетинга. Уже на следующий год после прихода в лигу Пенни стал лицом Nike Air Flight One — модели, которая пусть и не носила его имени, разрабатывалась специально под него.

Поэтому её принято считать именной такой ровно в той же степени, что и легендарные Nike Air Foamposite One, единичка в названии которых образовалась именно благодаря сходству с игровым номером Хардуэя.

Тем, кого смущает отсутствие фамилий или инициалов в названии моделей, сообщим — Nike Air Max Penny вышли в 1995-м. И тогда же свет увидел знаменитый факс, в котором была только одна фраза: «Я возвращаюсь».

Одной из ярчайших красок панно «Воскресение Джорданово» стали его новые игровые кроссовки Air Jordan Concords, презентация которых пришлась на плей-офф, в котором «Чикаго» попали на «Орландо». Светлая расцветка Concords не совпадала с выездными цветами «Буллс», из-за чего НБА и принялась штрафовать Майкла.

Джордан платил, ожидая, когда дизайнеры со дня на день создадут красно-черную версию и, наверное, мог платить и дальше, но решил в очередной раз показать свой непредсказуемый и самовольный нрав. На третью игру против «Орландо» в Чикаго он вышел в Nike Air Flight One, с которых был отпорот логотип Хардуэя.

Реакция публики, как и самого Пенни, полностью совпадали — это было очень странно. Городские легенды принялись распространяться со световой скоростью: Майклу не успели привезти кроссовки, и он одолжил запасную пару у Пенни, он отпорол лого Хардуэя, чтобы унизить его и «Орландо». Всё это, не говоря о мириадах сакральных смыслов, которые Майкл якобы вложил в этот жест. Не последнюю роль сыграло и то, что именно третий матч стал самым результативным для Майкла (40 очков) в той проигранной серии плей-офф.

Этот сосуд можно наполнять любыми смыслами, только зачем, если самый прозрачный ответ на вопрос, почему случилось именно так, дал сам Пенни Хардуэй:

— Почему? Потому что он Майкл Джордан. Потому что он просто мог позвонить в Nike и попросить их предоставить ему пару кроссовок. Мне лишь хочется думать, что он сделал выбор в пользу моей модели не случайно. Ведь это бы означало для меня запредельный уровень уважения со стороны такой личности, как Майкл.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*