Разыграть лучшего игрока в орлянку, профукать рекорд века. Истории худшего управляющего лиги

За время существования НБА на посту комиссара побывало 5 человек (включая действующего Адама Сильвера), и каждый из этих людей сделал что-либо полезное, где-то опростоволосился, проще говоря, внес свой вклад.

И несмотря на старания всех и каждого, лучшим заправилой принято считать Дэвида Стерна, который заключил первые крупные контракты между лигой и телевидением, срежиссировал дуэль между Мэджиком и Бердом, привлек крупных спонсоров и в целом поставил НБА на коммерческие рельсы. В общем-то Стерн и отработал дольше всех: с 1984-го по 2014-й. 30 лет от звонка до звонка. А раз есть лучший…

…значит, должен быть и худший. Назвать таковым первого и действующего комиссаров не представляется возможным. Морис Подолофф начинал в 1946-м, фактически с нуля, и пусть с ошибками, которые являются неизменными спутниками любого начинания, но вывез. НБА пережила период становления, времена безденежья, вторую мировую и существует до сих пор.

Что касается Сильвера, то для обстоятельной оценки его работы ещё рановато. Чтобы судить или восхвалять человека, нужно сначала дождаться либо преступления, либо подвига. Таким образом. незавидный выбор сделан между Джеем Уолтером Кеннеди и Ларри О’Брайеном (тем самым, в честь которого назван чемпионский кубок НБА).

О’Брайен отработал на своей должности меньше всех – 9 сезонов, что уже говорит не в пользу Кеннеди, который руководил лигой 12 лет. Первые 5 лет своего срока О’Брайен прибирался за Кеннеди, преемником которого он стал в 1975-м. Но худшим комиссаром Джея Уолтера Кеннеди делает даже не это, а то, что он не смог привлечь внимание публики к НБА в период, когда лига располагала поистине уникальными талантами.

Кеннеди руководил в период с 1963-го по 1975-й, и вместо того чтобы продемонстрировать достоинства хотя бы одной из двух эпох, подчеркнул недостатки каждой из них. Правда, лукавить тоже не стоит, обстановка в 60-х отнюдь не способствовала развитию баскетбола. В Америке бушевала борьба за гражданские права, количество команд в НБА на момент прихода Кеннеди равнялось девяти, а зрители валом валили на бейсбол, который переживал свой золотой век.

В 1965-м средняя посещаемость матчей всех команд МЛБ (в лигу входило 20 клубов) суммарно составляла 22 миллиона. НБА еле-еле добирала до 2 миллионов. Сумма обидная, но закономерная, учитывая, что игру НБА показывали один раз в неделю. Исторический матч, в котором Уилт Чемберлен набрал 100 очков видели всего 4 124 человека. Стало быть, проблема № 1 была очевидна, тем не менее, серьезных сдвигов в переговорах между лигой и телевидением не произошло аж до прихода Дэвида Стерна в 1984-м. Только тогда начались трансляции и реклама.

Есть мнение, что Стерну удалось убедить телевизионщиков за счет наличия в НБА Ларри Берда и Мэджика Джонсона, соперничество которых стало катализатором интереса широкой публики. Но ведь и в 60-х у Кеннеди были сопоставимые ресурсы. Эпичные разборки Уилта Чемберлена и Билла Рассела можно было продать не менее выгодно.

Не говоря о том, что 60-е стали периодом зарождения одного из самых грандиозных противостояний в истории спорта – «Лейкерс» против «Селтикс». При том что извечные соперники год за годом оказывались в финале, НБА не была лигой двух команд. «Филадельфия» с Уилтом Чемберленом, «Сент-Луис» с Бобом Петитом, «Балтимор» с Эрлом Монро, «Нью-Йорк» с Уиллисом Ридом, «Цинциннати» с Оскаром Робертсоном тоже считались сильными, конкурентными командами.

Само качество товара, предлагаемого НБА, было высоким, нужно было только уметь продавать. Только спустя 3 года после руководства лигой Кеннеди понял, что чемпионату необходимо расширение, поэтому, начиная с 1966-го, количество команд начало расти и к концу срока правления Кеннеди уже насчитывало 18.

Увы, но даже это нельзя занести в актив Кеннеди, поскольку процесс происходил скорее вопреки, а не благодаря. Налог на одно лишь вступление в лигу составлял астрономические на тот момент 1,5 миллиона. Комиссар и руководство могли проявить гибкость и разработать более толерантные условия.

Вместо этого они демонстративно отказались от клубов, представляющих региональную территорию, и фактически своими руками создали баскетбольного Голема – Американскую баскетбольную ассоциацию. Клубы, которыми пренебрегла НБА, создали свою лигу с полуголыми танцовщицами, трехочковой линией и Джулиусом Ирвингом. Матчи звезд, дальние броски, группы поддержки в тайм-аутах, данк-контексты: вся веселуха, которой сейчас кичится НБА, зарождалась в АБА. Там же начинали свои карьеры Конни Хоукинс, Дерил Доукинс, Мозес Мэлоун, Джордж Гервин, игроки, которые позже окажут колоссальное культурное влияние на развитие баскетбола и станут культовыми фигурами для НБА.

Вот только Джей Уолтер Кеннеди не будет иметь к этому никакого отношения. При нем НБА прогрессировала настолько, что профессиональная карьера Карима Абдул-Джаббара решалась на драфте-1969 посредством игры в орлянку. Если бы выпала «решка», то первый номер драфта отправился в «Финикс», а не в «Милуоки», представители которого поставили на «орла». Чудеса прогресса.

Слияние АБА и НБА произойдет сразу после ухода Кеннеди с поста комиссара, а последние годы профессиональной деятельности руководителя будут памятны скандальным иском Оскара Робертсона против НБА.

Будучи президентом профсоюза игроков, Робертсон подал на лигу в суд в связи с отсутствием правил регулирования свобод игроков. Не было понятий минимальной зарплаты, свободного агента, срока контракта, страховки. Баскетболисты фактически принадлежали клубам, а НБА не торопилась менять плантаторские устои. Робертсон выиграл суд, и отстраивать всю систему заново пришлось уже Ларри О’Брайену, в то время как Кеннеди выглядел человеком, который не справился со вверенными ему обязанностями.

Делает ли это его однозначно худшим комиссаром? С учетом прогресса, которого добились его предшественники и преемники, видимо, да.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*