Похороните меня под плинтусом. Это была худшая команда в истории!

В НБА число 23 имеет весомое значение и прозрачный смысл. Задавать тому или иному баскетболисту вопрос, почему вы взяли себе номер 23, значит, услышать миниатюру о кумире детства Майкле Джордане. Один из способов расцветить эти байки — знание факта, что именно 23 поражения подряд в концовке сезона 2011-2012 сделали команду Майкла Джордана «Шарлотт Бобкэтс» официально худшей в истории НБА.

7 побед и 59 поражений. 21 матч проигран с разницей в 20 и более очков. Когда в конце последней игры сезона камеры выхватили задумчивого Джордана, зрители принялись улюлюкать, что привело в оцепенение даже игроков победившей команды.

— Я просто охренел, — признался разыгрывающий «Никс» Бэрон Дэвис. — Никто не видел подобного. Уверен, до сегодняшнего вечера Майкла ни разу не освистывали на его домашней арене.

Освистывать, может, и не освистывали, но претензий к Джордану-управленцу было с лихвой ещё во времена его злоключений с «Вашингтон Уизардс». Обмены пусть и не звездных, но очень полезных Джувана Ховарда и Ричарда Хэмилтона, эпичный выбор Кваме Брауна под первым номером драфта, неоправданно щедрый контракт заурядному Ларри Хьюзу. Всё это трансформировалось в продажу доли столичного клуба и ожидания болельщиков новообразованных «Бобкэтс» в то, что предыдущий печальный опыт многому научил Джордана.

После переезда «Хорнетс» в Новый Орлеан руководство лиги решило, что не может оставить такой регион, как Северная Каролина без команды. Солидные традиции, интерес публики, наличие элитного Университета Северной Каролины, за который Джордан, кстати, выступал, — всё подталкивало комиссара НБА Дэвида Стэрна к тому, чтобы содействовать возникновению «Бобкэтс».

Со временем стали говорить, что стремления комиссара выражалось даже в подтасовке результатов драфт-лотерей. Прецедентов не возникало, но за 9 лет существования команды на долю «рысей» выпадали 2-й, 3-й, 5-й, 7-й, 8-й, 9-й, 12-й и 13-й пики. Иными словами, у Джордана были все исходные для построения конкурентоспособного коллектива на основе талантливого молодняка. Сезон 2011-2012 стал окончательным вердиктом — Джордан потерпел фиаско. Его выбор Рича Чо на позицию генменеджера оказался ошибочен, а главный тренер Пол Сайлас попросту не смог слепить конфету из колбасных обрезков.

Дело было не столько в неопытности и низком классе исполнителей, сколько в неправильном распределении ролей и изначальной комплектации состава. Ветераны, которые должны были способствовать прогрессу будущих звезд, попросту не могли этого сделать.

Известного своей травматичностью Корри Маггетти с первых же матчей принялись выпускать в старте, заставляя бегать по 28 минут. Не удивительно, что хроник провел в сезоне всего 32 матча. Борис Диао — универсальный защитник, креативный баскетболист и вообще отличный мужик, но даже в свои лучшие годы в «Финиксе» ему приходилось всё это совмещать с лишним весом и медленным набором формы. К тому же сезон 2011-2012 был для француза последним по контракту с «Бобкэтс», и Боря откровенно положил круассан на всё происходящее в клубе и ждал межсезонья.

Полуфабрикаты вроде Джамарио Муна, Реджи Уильямса и Деррика Брауна в лучшие дни могли набрать 20 очков на троих, но не блистали стабильностью.

В отличие от одного не чуждого нам персонажа. Именно кошмарнейший сезон в истории НБА стал дебютным для крестника Майкла Джордана и нынешнего защитника ЦСКА Кори Хиггинса. Корри имел наименьшее количество игрового времени из всего состава (11,1 минуты за игру), и всё равно был результативнее (3,9 очка в среднем за игру) сразу четырех своих одноклубников. Так что желание Димитриса Итудиса получать от защитника больше очков с меньшим количеством времени для Кори вовсе не в новинку.

Не нужно обладать фантазией Айзека Азимова, чтобы понять: «Шарлотт» тарахтели исключительно за счет индивидуальных действий отдельных игроков, и пусть самым результативным на тот момент был Джеральд Хендерсон (15,1 очков в среднем за матч), единственные положительные эмоции можно было увязать разве что с Кембой Уокером.

Мобильный разыгрывающий, выходящий со скамейки запасных, как и Хиггинс, проводил свой первый сезон в НБА, но в отличие от Кори имел серьезный карт-бланш, поскольку был выбран под 9-м номером драфта. Это решение Джордана на посту владельца «Бобкэтс» стало единственным, которое повлекло за собой положительные последствия.

«Бобкэтс» уже 5 лет отсутствуют как класс, клуб вернул себе цвета, привилегии и название «Хорнетс», а Кемба по-прежнему неотделим от Шарлотт. Сегодня он носит прозвище Кардио Кемба, готовится поехать на третий Матч звезд и летом будет одним из самых желанных свободных агентов лиги. Интересно, сумеет ли он избежать искусов и остаться в «Шарлотт», с которым пережил худшие времена не только за время существования клуба, но и за время существования НБА.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*