«Опыт прошлого помогает двигаться дальше». Вера Звонарёва — о новой карьере

Звонарёва была второй в мире, а после рождения дочери перезапустила карьеру. Сейчас Вера уже вошла в сотню и не собирается останавливаться.

Экс-вторая ракетка мира Вера Звонарёва с победы начала выступление на турнире в Санкт-Петербурге. Опытная теннисистка, получившая «уайлд-кард» в основную сетку, в первом круге обыграла соотечественницу Екатерину Макарову. После матча Вера на пресс-конференции, а затем в беседе с корреспондентами «Чемпионата» рассказала о впечатлениях от старта на турнире St. Petersburg Ladies Trophy, о том, как быть хорошей мамой и одновременно оставаться конкурентоспособной в туре, поделилась мыслями о нынешнем уровне женского тенниса, а также затронула тему помощи больным детям.

28 января 2019 года, понедельник. 14:50 МСК
Санкт-Петербург. 1-й круг

Матч окончен

Екатерина Макарова
61

Россия

Екатерина Макарова

Е. Макарова

0
:
2

Вера Звонарёва
97
Россия

Вера Звонарёва

В. Звонарёва

1
2
3

           

3

4

 

6

6

 

           

– Вера, поделитесь ощущениями от первого матча в Петербурге.

– Знала, что игра будет очень тяжёлой, потому что Катя Макарова опытный игрок и просто отличная теннисистка. Для первого матча у меня многое получалось. Поставленные задачи я выполнила, и это помогло одержать победу. Я старалась сама создавать ситуации, играть активнее. Это общий план, но, конечно, были детали, которые я как-то меняла по ходу геймов.

– Насколько вы сегодня выложились в физическом плане? И как это скажется на вашем следующем матче?

– Да, было непросто, но, с другой стороны, мне удалось закончить матч в двух сетах. На корте мы провели не так много времени, и в физическом плане я чувствую себя хорошо. Не думаю, что у меня возникнут проблемы с восстановлением.

Вера Звонарёва Вера Звонарёва

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

– С осени у вас наметился подъём результатов, вы смогли вернуться в первую сотню рейтинга. Какие цели ставите перед собой дальше?

– Буду стараться показывать свою лучшую игру в каждом матче. Цифр в плане рейтинга или турниров нет, таких целей я не ставлю. Что касается игры сейчас, стало получаться больше тренироваться. В прошлом году я брала паузу, чтобы набрать форму. Понимала, что если хочу играть, нужно выйти на другой уровень. Всё это в первую очередь касается физики.

– Как вышло, что вы получили «уайлд-кард» на местный турнир? Были вы готовы в случае необходимости сыграть квалификацию?

– Да, я подавала заявку на квалификацию и в принципе была готова её играть. Но дело в том, что я также претендовала на «уайлд-кард», которая полагается игрокам, когда-либо входившим в топ-20. Мы с Викой Азаренко оказались в сетке благодаря этой опции в регламенте. Организаторы заранее сообщили, что у меня хорошие шансы сыграть тут, так что сюрпризом это не стало.

– Взяли с собой дочь на этот турнир? Была ли она сегодня на трибунах?

– Дочка здесь, но на матче с Катей её не было. Мы стараемся следить за её режимом, и пока я была на корте, Эвелина спала. У неё по расписанию был дневной сон.

– Как на турнирах вам удаётся распределять своё время? Наверное, очень сложно сохранять баланс между заботой о дочери и качественной подготовкой к матчам?

– Конечно, это непросто, но у нас есть замечательная няня, которая помогает мне и страхует в эти моменты. Когда дочка с няней, у меня есть возможность подумать о теннисе, потренироваться и всё в таком духе. А всё остальное время я посвящаю дочери, и пока мне удаётся совмещать карьеру и материнство.

– Как вы видите ситуацию, в которой сейчас находитесь: вы проводите вторую часть прежней карьеры или же это совсем новый этап и другие эмоции?

– На это можно посмотреть с разных ракурсов. С одной стороны, это продолжение того периода, но в то же время это можно рассматривать как нечто новое. Так или иначе, у меня всё-таки остался опыт, я была частью тура, и это помогает. Наверное, я всё же склоняюсь к варианту с новой карьерой: у меня было много травм, и я не могла представить, что смогу с ними справиться, стану мамой и снова начну выступать. Конечно, многое изменилось, но опыт прошлого помогает двигаться дальше. Нельзя сказать, что я начала с чистого листа.

– Стала ли победа в парном турнире St. Petersburg Ladies Trophy-2018 тем моментом, после которого вы снова поверили в себя?

– Однозначно да! Было важно выиграть титул такого уровня, причём неважно в одиночке или паре. Тогда и в одиночке я играла на приличном уровне, прошла первый круг, навязала борьбу Елене Остапенко. В паре с Тимей Бачински у нас многое получалось, и итоговый успех был очень хорошим мотивирующим фактором. Я поняла, что если хочу добиться каких-то результатов в этой части карьеры, то мне нужно больше времени уделять тренировкам, прибавить в плане физики и уровня тенниса. Ещё моей задачей было выйти на тот объём работы, который я проделывала до рождения ребёнка.

– В прошлом году у вас был захватывающий матч с Кербер на Уимблдоне, победа над Каролиной Плишковой в Москве. Именно этих эмоций вам не хватало после завершения карьеры?

– Конечно, это так. Такие матчи заряжают, дают драйв и эмоции, которых не хватает в обычной жизни. Когда перестаёшь играть и смотришь теннис по телевизору, понимаешь, что всегда хочешь находиться на корте и соперничать на высоком уровне. Я вернулась и продолжаю играть, посмотрим, что будет дальше.

– Что вы думаете о сегодняшних лидерах женского тенниса? В частности, появилась совсем молодая Наоми Осака, с ходу выигравшая два «Шлема» и ставшая первой ракеткой мира.

– Со временем лидеры меняются, это нормальный процесс. Но могу отметить, что нынешний женский теннис находится на очень высоком уровне. Мы можем взять любого игрока топ-20, и по своему потенциалу он будет способен выиграть мэйджор или какой-то турнир из категории «Премьер». Эта ситуация привела к тому, что если ты где-то чуть-чуть не готова к турниру, буквально на 10% недоработала на тренировках, то можешь проиграть уже в первом раунде. Если раньше топ-игроки могли пройти первые пару кругов, находясь не в оптимальной форме, то сейчас с таким подходом ничего не добьёшься, особенно на «Шлемах». Более того, даже в квалификации ты можешь попасть на сложную соперницу. Сейчас уровень девочек из квалификации сопоставим с тогдашним уровнем теннисисток, с которыми я встречалась на «Шлемах» во время первой недели. То есть общий уровень тенниса поднялся, все стали физически сильнее. Мне кажется, игра стала более интересной.

Вера Звонарёва Вера Звонарёва

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

– «Бэйби-бум» в WTA набирает обороты, а вы уже опытный в этом деле человек. Кто-нибудь из молодых мамочек тура обращался к вам за советами после возвращения из декрета?

– Если честно, пока нет (смеётся)! Никто из девочек не обращался, но я готова поделиться, если это кому-то будет интересно. Думаю, сейчас многие девушки поняли, что у них есть возможность совмещать профессиональную карьеру с воспитанием ребёнка. Я только приветствую такие случаи, когда теннисистки высокого уровня понимают, что могут создать семью, вернуться и продолжить карьеру после родов и декрета. Будет здорово, если мамочек в туре станет ещё больше.

– Что бы вы пожелали новоиспечённой теннисной маме Елене Весниной?

– В первую очередь, конечно, здоровья! Чтобы мама и ребёнок были в порядке. Это самое главное, а остальное всё будет.

– Вопрос с прицелом на будущее. В 2017 году вы получили степень магистра политологии в университете Бостона. Планируете окунуться в эту сферу в будущем?

– Не знаю, сложно ответить на этот вопрос прямо сейчас. Тогда мне было интересно развивать себя как человека, как личность, помимо своей основной профессии. Со временем всё будет ясно, но пока нет уверенности, что в будущем я точно буду этим заниматься.

– Вы продолжаете поддерживать ассоциацию содействия больным с синдромом Ретта?

– Да, конечно, плотно поддерживаю связь. Мы продолжаем свою деятельность, в 2016 году нам удалось провести Мировой конгресс в Казани, и это было по-настоящему глобальное событие. Сейчас в фонде стараются обучать родителей, помогают в получении каких-то грантов. Всё это делается, чтобы родители не чувствовали себя одинокими, и знали, что в России не забывают о детях с синдромом Ретта.

– Коммуникация с мамами с непростой судьбой помогла как-то по-другому посмотреть на своего ребёнка и материнство в целом?

– Не могу сказать, что это как-то повлияло на меня, но, когда я стала мамой, мне было очень сложно это воспринимать. Поэтому огромная им благодарность за то, как они воодушевлены и полны терпения и за всё, что они делают для своих детей.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*