«Надеюсь, что в сборной Украины решает Шевченко, а не какие-то руководители»

Ярослав Ракицкий – о приёме в «Зените», разговорах с Семаком и Луческу и сборной Украины, из списков которой его вычеркнули…

Новобранец «Зенита» Ярослав Ракицкий дал интервью Илье Казакову для канала «Россия-24». Там много интересного. В частности – про сборную Украины.

— Как вам в «Зените»? Как быстро вы адаптируетесь?

— Все началось с того, что мне позвонил Сергей Богданович (главный тренер «Зенита» Сергей Семак — прим. «Чемпионата»). Он поинтересовался: нет ли у меня желания играть за «Зенит»? Я, не думая, ответил: «Конечно, я перейду. Главное – договоритесь с «Шахтером».

— Почему «Зенит»? С «Шахтером» это клубы одного веса. Плюс политическая составляющая…

— Были нюансы, которые могли заставить меня не согласиться с этим предложением. Но я решил, что настало мое время уйти из «Шахтера». Меня каждое трансферное окно спрашивали: уйдешь-не уйдешь? И я всегда думал. В этой ситуации я сразу чётко дал понять самому себе: я уйду. И никакого шага назад не будет. Считаю, я сделал правильный выбор. «Зенит» — великолепная команда. А Питер – прекрасный город. Меня все устраивает. Буду стараться приносить пользу. Биться за Питер и за «Зенит».

— Как вас встретили в команде?

— Все ребята взрослые, все понимающие, все умеют играть в футбол. Общий язык нашли сразу. Плюс они все юморные. При встрече организовали тоннельчик для меня. Пробежался, получил лещей – и теперь я со всеми общаюсь хорошо.

— После лещей?

— Да, именно после лещей (смеется).

— У вас были знакомые в «Зените», кроме Тимощука?

— Нет, только Толика знал. Мы играли с «Зенитом» лет шесть назад, но там все было на уровне рукопожатий: привет-пока.

Ярослав Ракицкий Ярослав Ракицкий

Фото: fc-zenit.ru

— Вы легко и быстро поладили с Артемом Дзюбой. Говорят, вы тоже были одним из главных шутников в «Шахтере». Все верно?

— Дзюба – лидер команды. Он, конечно, юморной пацан. С ним приятно общаться. Грамотный, профессионал, все у него есть. Ну а насчет меня кто-то, наверное, прикололся. Я не особый шутник и точно не был спецом по этой части в «Шахтере». У нас хватало ребят, которые шутили. Я просто смеялся. Может, они это так воспринимали? Мол, если я смеюсь, это значит, что я шучу?

— Насколько быстро вы поняли, чего хотят от вас на поле партнеры и главный тренер?

— Главный тренер объяснил мне принципы игры «Зенита». Я взрослый человек, сразу это все понял. И пытался делать на футбольном поле все то, что от меня требуется. Партнеры у меня опытные, все профессионалы, был подсказ. Так что в этом плане адаптация прошла нормально. Я прочувствовал некоторых футболистов, понял, как с ними можно работать на поле. Думаю, в дальнейшем больших проблем не будет. А будет всё лучше и лучше.

— Семак дал понять, на какой позиции он вас видит?

— Позиция одна – центрального защитника. Левый центральный, я же левша.

— У вас много татуировок. Например, есть татуировка горняка. Что она для вас означает?

— Сделал её я не так давно, года два назад. Я патриот Донецкого края. Донецк – мой самый любимый город. Мне без него трудно.

— «Шахтер» в последние годы не мог играть в Донецке. Как много из-за этого он потерял?

— Когда все произошло и нам пришлось уехать из родного города, это ударило по всем. По болельщикам «Шахтера», по самим футболистам. А какое давление было на клуб! Мы скитались туда-сюда. Сначала говорили, что мы будет базироваться в Харькове, потом перекинули в Киев. Многое потеряли. «Донбасс-арена» была прекрасным стадионом. Мое сердце всегда будет там. А сейчас, увы, не так много болельщиков, которые так же переживают за нас и ходят на стадион. То же самое можно сказать и про чемпионат Украины. Многим людям сейчас не до футбола.

— Насколько новое место жизни будет вам близко?

— Адаптации мне не надо. Тут все русскоговорящие. Я тоже. На стадионе «Зенита» я еще не играл. Жду не дождусь возможности дебютировать там при большом скоплении людей. Питер – очень красивый город. Это я успел заметить, когда мы с женой ехали по центру. Шикарный, старинный. Мы правда, не успели пока погулять. Обязательно восполним с женой этот пробел после матча с «Фенербахче».

Я хочу играть в футбол, показывать хороший уровень. Хочу, чтобы «Зенит» выигрывал. И еще – меня не нужно любить, но я хочу, чтобы как минимум, меня уважали. И за это уважение я буду биться.

— Как быстро вы получили это уважение в Донецке?

— Я воспитанник «Шахтера», с 12 лет начал заниматься в Интернате, прошел всё. Мое сердце принадлежит этому клубу. Донецк закалил меня. Если ты вышел на поле в футболке «Шахтера», надо биться до конца. Если что-то болит – забудь. Придешь к доктору после игры и пожалуешься. Но на футбольном поле ты должен полностью отдать себя ради победы команды.

— В шахту опускались? На экскурсии, допустим?

— Нет. Некоторых ребят звали, меня нет. А потом – оп, и уехали. Не успел.

— В «Шахтере» всегда было много крутых бразильцев. Насколько они помогали вам расти?

— Такие ребята, как Фернандиньо, Жадсон, помогали молодым. В защите у нас в основном играли украинцы, это Луческу так сделал. Потому что они бойцы, они должны защищать ворота. Центральные защитники и вратарь в «Шахтере» должны были быть только украинцами. Возможно, мне повезло – именно поэтому я и заиграл в «Шахтере».

— С Луческу советовались, переходя в «Зенит»?

— Да, он мне звонил. Минут 15-20 поговорили о жизни. Он сказал, что стадион в Питере – топ. Сам город – топ. И команда – тоже топ. Мол, решение только за тобой.

— Вы понимаете, что к игрокам «Зенита» болельщики предъявляют свои, серьезные требования?

— «Зенит» — клуб с огромной историей и прекрасными болельщиками. Я понимаю, куда я перешел. И я не буду отбывать номер на поле. Я сразу сказал: все силы отдам на футбольном поле. Я не могу иначе. Иначе зачем тогда играть в футбол? Тем более, тут прекрасный стадион, отличные болельщики? Как тут можно играть на полшишечки?

— Федерация футбола Украины удалила вашу фамилию из списка игроков, которые являются футболистами сборной. Это для вас потрясение?

— В политику я не лезу. Я спортсмен. Но я знал, на какой шаг я иду. Это все понимали. И я сам лично для себя должен был это понять. Я понял, принял решение. И я считаю, я сделал все правильно. Я не знаю, кто убрал меня из списков ФФУ. На рассчитываю, что тут все-таки Шевченко решает, кого вызывать, а кого нет. А не какие-то руководители. Посмотрим, дождемся официальных списков для сборной. А вдруг я окажусь там? (улыбается).

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*