«Меня ранили три смерти: Гагарина, Высоцкого и Серёги Белова»

Иван Едешко вспоминает Сергея Белова и утверждает, что Алексей Швед «полностью перенял» игру легенды отечественного баскетбола.

Сегодня в Великом Новгороде пройдёт Матч звёзд Ассоциации студенческого баскетбола. Этот сезон турнира посвящён олимпийскому чемпиону Сергею Белову — игроку, который был на голову выше всех в своём поколении. В финале мюнхенской Олимпиады-1972 он набрал 20 очков из 51 командного и стал главным творцом той легендарной победы.

За день до торжественного матча руководство АСБ устроило день памяти Белова, на котором о легенде отечественного и мирового баскетбола в частности вспоминал его партнёр по сборной СССР Иван Едешко.

Ниже — его монолог.

«Когда я впервые встретился с Беловым, я обомлел. В сборной были великие люди, но прежде всего это была команда, в которой каждый выполнял свои обязанности. И Серёжа был там главный. У него никогда не было сомнений относительно того, что он попадёт. А это же одно из главных качеств в баскетболе. Иногда самоуверенность ему вредила, но то только благодаря ей и стал олимпийским чемпионом.

У Белова судьба была необычайная. Можете представить, человек зажигает олимпийский огонь и затем семь лет невыездной. Он не сломался. Потом поехал в Италию работать. Много говорят о том, что он был сложный. Да, он был очень сложный. Но эта сложность помогала ему жить в этом непростом мире. Не зря говорят, что воробьи летают стаями, а орлы — в одиночку.

Он всегда по-особенному себя ставил. И цели себе тоже ставил. Почему вот фильм называется «Движение вверх»? Просто есть люди, который живут в своём мире. Живут и живут в средней плоскости, всем довольны. У Серёжи тоже так было, но он поставил себе цель стать олимпийским чемпионом. И он стал им.

Сергей Белов Сергей Белов

Фото: РИА Новости

Он был лучшим игроком сначала в Европе, а затем и в мире. Это однозначно. Возьмите хотя бы Шведа — ведь он полностью перенял его игру. Белов точно знал: бросил — попадёт. У него была уверенность, что он нужен команде. В любом моменте. Если у кого-то что-то не шло, то каждый знал, что нужно отдать мяч Белову — он забьёт. Вся команда могла не владеть собой, и он брал ответственность. В ответственный момент ничего не стеснялся. И все при нём раскрывались. Как он уверен был в каждом броске, так и в жизни происходило.

Сергей был очень честный и порядочный. Как и всех честных и порядочных людей, у него было много врагов. Было много людей, которые не желали видеть его первым. Но он был первым во всём — и как тренер, и как человек, и как организатор в принципе. В нём было всё. И уважали его все, относились к нему как к великому.

Белов очень хорошо относился к Кондрашину. Даже не просто хорошо. Он видел, что это тренер от бога, был с ним единым целым. Он верил ему и совершенно безропотно с ним общался. Будем откровенны, общался не так, как с Гомельским.

Судя по его виду, никто бы не сказал, что Белов баскетболист. Но он одним из первых, со своими тонкими ногами, приседал с 200-килограмовой штангой. Когда он был тренером в сборной СССР, команда заняла второе место на чемпионате мира. Всё потому, что он подготовил игроков физически. Лично своим примером вдохновлял. Никто в команде не мог не работать, глядя на то, как работает тренер. Почему так происходило? Невозможно сказать. Наверное, природа.

Меня лишь три смерти заставляли чувствовать себя по-настоящему неважно — Гагарина, Высоцкого и смерть Серёги Белова.Это было так печально, что не выразить».

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*