Магомед Адиев: Романцев приглашал в «Спартак», а я оказался не готов

Продолжение интервью корреспондента РИА Новости Сергея Астахова с главным тренером махачкалинского «Анжи» Магомедом Адиевым — о времени Сулеймана Керимова, дорогих подарках от Рамзана Кадырова, шашлыках Василия Баранова, игре за ЦСКА и «Спартак» и тяжести жизни в Москве.

— Совершенно правильно, я то же самое говорю (смеется). Зависти нет никакой, зависть – то чувство, которое разрушает человека. Наоборот, надо восхищаться, что кому-то довелось поработать с такими звездами, как Самюэль Это’О или Роберто Карлос. Значит, тот тренер больше заслужил. Если ты хочешь другого качества жизни, то ты должен состояться. Не верю, что на человека может свалиться все внезапно — со стороны так может показаться, но если поговорить с ним, то окажется, что в жизни у него есть трагедия, через которую он прошел. Чтобы что-то иметь, надо что-то потерять.

— Для меня как главного тренера, нет. Объясню почему. Все болельщики пытаются оценивать меня и мою команду по тому периоду, и это глупо. Тогда был Гус Хиддинк, сейчас Адиев. Тогда был звездный состав, сейчас нет. И я изначально оказываюсь в проигрышной ситуации. В этом плане оказывается необоснованное давление, ведь команда не играет так, как тогда.

Но есть и второй момент. Для болельщиков и интереса к Дагестану это было правильно. В Махачкалу приехали Это’О, Роберто Карлос, Хиддинк. В республику пошли инвестиции, бизнесменам это стало интересно. Сулейман Керимов показал ориентир, как можно работать и куда стремиться. Понятно, он не добился чемпионства, которого так хотел и был близок. Думаю, если бы «Анжи» завоевал золотые медали, Керимов продолжил бы спонсировать клуб.

© РИА Новости. Алексей Беликов Перейти в фотобанк
Гус Хиддинк

— Руководство исходило из финансовой ситуации, это в разы дешевле. И условия здесь наиболее комфортны: есть футбольное поле, восстановительный центр. Из Подмосковья удобнее летать на выезды и дешевле.

— Люди видели лучшие времена, привыкли к тем победам. Видимо, многие не посчитали нужным быть с клубом в тяжелый период. Зато те, кто пришел, они более искренние и честные, для них «Анжи» — любимая команда. Всегда говорю футболистам, что даже если пришли 100 человек, мы должны для них играть.

— Конечно. Так и познается истинный болельщик, который не смотрит на положение дел и всегда рядом. Когда твоя команда постоянно наверху – легко болеть.

— У нас резервный вариант – Грозный. Но «Анжи» — это символ Дагестана, все понимают, что как бы финансово сложно не было играть дома, играть надо там.

— Да. Такого еще не было, чтобы клубы снимались с премьер-лиги по ходу сезона. Думаю, руководство Дагестана и «Анжи» этого не допустят. Хочется верить, что глава республики Владимир Васильев не останется в стороне, несмотря на непростую экономическую ситуацию в регионе.

— Нужен. Просто немного тяжело из-за санкций, проблемы существуют во многих сферах жизни. Регионы в разы уменьшили расходы на спорт. Конечно, неприятно, что внимания стали уделять меньше, но все понимают, что спорт – не первостепенная важность для Дагестана.

— Последнюю зарплату я получил в «Ахмате» (смеется).

— Стоило. Мне было интересно, хотел проверить себя на уровне главного тренера РПЛ. Ни на секунду не пожалел о своем выборе. Я давно к этому шел и когда мне представился шанс, финансовая составляющая не была на первом месте. Тот случай, когда чем-то нужно пожертвовать.

— Конечно. Находясь в штабе, присмотрелся к премьер-лиге, посмотрел, как тут все устроено, как надо вести диалог с футболистами. До этого я работал во второй лиге и молодежной команде, здесь же совсем другой подход. Даже в общении с игроком надо вести себя по-другому.

— Самое сложное в человеке — правильно оценить самого себя. Люди устроены так, что думают о себе немного больше, чем есть на самом деле. Мне сложно говорить какой я, пусть оценивают те, кто находится рядом.

— Да, проблем с этим нет, но я не ставлю такое общение во главу угла, есть другие способы, чтобы донести свое видение. Но если ты видишь, что до человека не доходит, то приходится говорить жестко.

— В любой команде есть. Даже если до него доходит, он может не выполнять. Что должен сделать тренер? Объяснить, показать и если не помогает, то потребовать. А когда ты требуешь, ты должен говорить жестко.

— Чтобы он так не сказал, проводится долгая агитационная работа, что на поле мы занимаемся только футболом (смеется).

— Кадиев предпринимает попытки, чтобы нам открыли окно. Мы хотели бы дозаявить трех-четырех футболистов в виде свободных агентов, не отказались бы в каждую линию пригласить квалифицированных ребят. Не то, что я недоволен своими футболистами, это необходимо для глубины состава, что и показал матч с «Оренбургом».Игровой момент матча Локомотив - Анжи

© РИА Новости. Евгения Новоженина Перейти в фотобанк
Игровой момент матча «Локомотив» — «Анжи»

— Есть. Гамид Агаларов, Амир Мухаммад. Мы их привлекаем, они выходят на замену. Есть еще ряд футболистов. Понятно, что это пока не усиление, но надо подводить ребят к первой команде, чтобы они понимали к чему стремиться.

— Верно. На уровне юношеского и молодежного футбола он доказал свою состоятельность, парень приглашается в сборную, и ни у кого не повернется язык сказать, что его лоббирует отец, что в команде он по блату. У Гамида есть задатки, он выполняет большой объем работы, правильно работает голова, из него может получиться хороший футболист.

— Ребята молодцы, тренерский штаб во главе с Гамалем Бабаевым проделал хорошую работу. Команда при тяжелых условиях играет, набирает очки. Рады, что у нас конкурентоспособная молодежка. Будем привлекать к основе и других мальчишек.

Но о подвиге говорить я бы не стал. Посмотрите на вторую лигу. Там многие команды проводят сезон в таком режиме, и ведь играют, побеждают. Это нормально. Я сам еще недавно работал в «Динамо-Легион», так мы там ездили на большие расстояния на микроавтобусе! Приходится работать в тех условиях, что есть. Ты живешь в общежитии, если хочешь перебраться в дорогую гостиницу, то вот тебе футбольное поле и мяч – тренируйся, доказывай и, может быть, через год ты уже будешь проводить ночи в отеле.

— Рамзан Ахматович уделяет большое внимание команде. Часто после побед приглашал в свою резиденцию.

— Он очень щедрый человек, всегда благодарил за победы и хорошую игру. Не будь его внимания, не было бы того, что сейчас есть у «Ахмата».

— Очень много разных подарков. Начиная от дорогих часов и золотых бутс до машин.

— Да. Но не помню кому.

— Большой значок из белого золота, украшенный бриллиантами в виде эмблемы «Терека». Мы тогда вышли в премьер-лигу. Если ты отдаешься своей работе, то можешь быть уверен, что Рамзан Ахматович тебя отблагодарит.Капитан команды Лидер-65 Рамзан Кадыров

© РИА Новости. Саид Царнаев Перейти в фотобанк
Капитан команды «Лидер-65» Рамзан Кадыров

— Вдохновлять должна работа и стремление к совершенствованию.

— Рамзана Ахматовича можно определить по одной шкале – что в футболе, что в уровне жизни в республике, что в управлении Чечней. Все на высоком уровне!

— Верно, так и есть (смеется).

— Недавно в Дагестане остановили болельщики, поблагодарили за два гола, которые я забил ЦСКА. Сначала не вспомнил об этом, а чуть позже уже в памяти вылезли фрагменты той игры в Москве, мы победили со счетом 3:1. Честно, настолько все стерлось из той поры, что не сразу вспомнишь.

Если подумать, это выход в финал Кубка России с «Анжи», в полуфинале мы обыграли «Крылья Советов» со счетом 2:1, а я забил первый гол и сделал голевую передачу. В 2000 году мы за тур до окончания чемпионата России обыграли «Черноморец», мне удался дубль. Эта победа помогла нам выйти в Кубок УЕФА. Эти игры были определяющими, а мне посчастливилось забить.

— Не удержали победный счет, пропустили на последних секундах и проиграли в серии пенальти. Очень было обидно.

— Верно. Спустя три года в составе «Терека» удалось завоевать трофей. Принял участие в обеих полуфинальных встречах с «Шинником», отметился голевой передачей. А за финалом наблюдал со скамейки запасных. Была и бронза чемпионата с ЦСКА. Так что есть, что показать внукам. Хоть и немного, но чего-то в футболе я добился. Хочется теперь уже в роли тренера повторить свои игроцкие достижения.

— В 1998 году играл за «Анжи». У меня был ряд предложений, пять-шесть команд хотели видеть в своем составе, в том числе и «Спартак». ЦСКА привлек своей настойчивостью, помимо меня они и родителей постоянно уговаривали каждый раз. Сопровождали меня на каждом выезде, давай, мол, переходи. Отказаться было невозможно.

— Есть ряд причин, причем как с моей стороны, так и со стороны руководства клуба. К тому времени я в Москве-то был раза два, и те — проездом. А тут попал в столицу, большой город.

— Нет, скорее непривычно было. Я заперся на базе в Архангельском, никуда не выходил, хотел видеть родителей рядом, чтобы они переехали в Москву. Но руководство ЦСКА не дало это сделать. Для меня, южного человека, это было ударом. Я привык к тому, что семья всегда со мной. На тот момент боевые действия в Чечне сходили на нет, но хотелось, чтобы родители стали жить в Москве. Мысли уже были далеко не о футболе, пребывал в трансе.

— Думаю, да. Атмосфера в команде была очень хорошей. В первом же туре дебютировал в чемпионате. В плане игры был готов, но психологическое состояние оставляло желать лучшего. Если бы руководство клуба более внимательно отнеслось к моей ситуации, позволило бы снять квартиру и привезти родителей, все могло быть по-другому. Я же ведь потом в «Анжи» вернулся, играл, забивал.

— Уйти было моим решением, не мог привыкнуть к этому ритму. Очень настойчиво просил меня отпустить, не хотел оставаться в Москве.Российский тренер Олег Романцев во время матча 11-го тура чемпионата России по футболу

© РИА Новости. Владимир Песня Перейти в фотобанк
Российский тренер Олег Романцев во время матча 11-го тура чемпионата России по футболу

— Сказали, что числюсь в списке обладателей, должен был ее получить, но никто не отдал.

— Олег Иванович был очень заинтересован в моем переезде. Позвал в команду второй раз за год. Я прошел с «красно-белыми» сборы в Турции, неплохо играл в товарищеских встречах, на Кубке Содружества, забивал и зарекомендовал себя перед тренером. Попадал в заявку на матчи чемпионата, играл за дубль.

Наверное, неправильно сейчас говорить, но после ЦСКА я был уже не в том игровом состоянии. Тяжело было конкурировать с футболистами основы, надо было набрать кондиции, которые были в армейской команде. И вот представьте, в составе чемпиона страны собраны лучшие футболисты, а я практически без игровой практики. Винить «Спартак», что не задержался в команде, не могу, я был не готов.

— Конечно. В «Спартаке» все было построено через мяч, у Романцева все основывалось на квадратах, и если ты не ладишь с мячом, то тебе в команде делать нечего. В ЦСКА же совсем другая организация игры, на быстрых атаках.

— Я был молодым, не так много играл, поэтому на меня вряд ли даже внимание обратили.

— Понятно, что проблемы у него возникнут. Думаю, он и сам это понимал, когда подписывал контракт со «Спартаком». Но если Роман решился на такой шаг, значит, уверен в своих силах. Если он будет играть на своем уровне, то спартаковские болельщики его со временем примут. Если ты приносишь пользу команде, то отношение к тебе меняется в лучшую сторону.Полузащитник ЦСКА Роман Еременко

© РИА Новости. Виталий Белоусов Перейти в фотобанк
Полузащитник ЦСКА Роман Еременко

— Не могу сказать, что близко общаюсь с кем-то, но когда бываю в Москве, то созваниваюсь с армейцами Александром Гришиным, Игорем Аксеновым, Олегом Корнауховым, Андреем Цаплиным, Евгением Варламовым, Максимом Боковым. Со спартаковцами Дмитрием Аленичевым, Егором Титовым на сборах играли, были рады увидеться, с другими ребятам созваниваемся.

— Конечно! Только вчера ты видел этих людей по телевизору, а теперь тренируешься с ними на одном поле, в одной футболке, совсем другие ощущения. Чувствуешь эту победную ауру, энергетику. Объяснить очень сложно, это нужно прочувствовать.

— В ЦСКА, когда клуб возглавил Евгений Гинер. Покойный Павел Федорович Садырин звал, я тогда забил дважды армейцам в Москве, дома мы их тоже обыграли. Но не вышло, наверное, уже перекипел столицей, комфортно чувствовал себя дома. Не каждый готов оказаться в большом городе.

Я вам открою небольшой секрет, хотя кто-то может и в курсе (смеется). Был момент, когда я был в шаге от перехода в «Локомотив». У меня закончилось соглашение с «Анжи», уже сидел в кабинете у тогдашнего президента клуба Валерия Филатова и тренера Юрия Семина, передо мной лежал готовый контракт, оставалось только поставить подпись.

— Попросил у них час на размышление, вышел на улицу и уехал. Больше они меня не видели. Вспомнил в тот момент о неудачном опыте в ЦСКА и «Спартаке». Не могу сказать, что испугался, просто не решился в третий раз переезжать в Москву.

— Конечно, со временем думал, что нужно было соглашаться. Сейчас бы был чемпионом (смеется). Тем более ушел в итоге в «Сокол», который вылетел из высшего дивизиона. Тренер Леонид Ткаченко названивал, говорил, мол, зачем тебе нужна Москва. Но это уже история, жалеть сейчас нет никакого смысла.Главный тренер Локомотива Юрий Семин

© РИА Новости. Александр Вильф Перейти в фотобанк
Главный тренер «Локомотива» Юрий Семин

— Характер. Если возникало недопонимание с тренером, я не молчал, высказывал свою точку зрения. Сами понимаете, что такое не каждому директору или тренеру понравится. Приходилось собирать вещи и уходить. Но я ведь в предыдущие клубы и возвращался часто – «Анжи», «Терек», «Сокол».

— Да-да, демократии, как сейчас, тогда не было. Вы же знаете, как это бывает — есть мнение тренера и неправильное (смеется).

— Спартаковец Василий Баранов. Мы с ним жили в одном подъезде в Сокольниках, он, если не ошибаюсь, на шестом этаже, а я на одиннадцатом. И после каждой игры он выносил на балкон мини-мангал и жарил мясо. Сидишь дома, а тут крики: «Эй, молодой! Ты спускаешься? Мясо готово». Приходилось идти в гости, разве можно отказывать уважаемому человеку (смеется).

Василий очень позитивный мужик, человек большой души. Ни при каких обстоятельствах не унывал и всегда улыбался.

— Я же говорю, многое из памяти стерлось, тем более сейчас, когда на работу в «Анжи» уходит все время.

— Так это Валерий Овчинников. Когда я играл в Нижнем Новгороде, много говорили о его различных методах. Жаль, не посчастливилось с ним поработать.

— Так и быть, скажу (смеется). У того же Ткаченко в Саратове играли один на один на все поле.Магомед Адиев

© РИА Новости. Александр Вильф Перейти в фотобанк
Магомед Адиев

— Чтобы не дать сопернику отнять мяч (смеется).

— У каждого свое видение, у меня таких тренировок нет. На тот момент было правильно так, сейчас, если его спросить, он, наверное, делал бы по-другому.

— Сейчас в футбол пришло больше науки, появились специальные датчики, программы, ты уже видишь на компьютере состояние футболиста. А раньше все на глазок, более шаблонно: было больше силовой и беговой работы.

— У Ткаченко. А на Украине на себе испытал конспекты Валерия Лобановского. Нагрузки были очень тяжелыми, но на каком-то этапе это давало работоспособность, которую от нас требовали.

— Ни в коем случае. Все было очень просто: тренер сказал делать, футболист шел и делал.

— Такое не забывается… Будун Будунов и Сергей Перхун столкнулись в борьбе за мяч… Это несчастный случай, 100%, — ответил Адиев, с трудом подбирая слова. — Оба пошли на мяч, столкнулись в воздухе… Никого не стал бы винить в смерти Сергея. Наверное, так распорядился Всевышний. Для семьи Перхуна это трагедия.

— Будун долго отходил. На него оказывалось колоссальное давление, вся страна на него обрушилась. Ему было сложно. Но со временем он оправился.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*