Как Дацюк или Иньеста. 41-летний защитник завершил карьеру

Это как с Дирком Новицки. Аргентинец и железный немец не из числа тех, кто может дребезжащим голосом промычать «я устал, я ухожу», а дальше сидеть на пенсии, поправляя пенсне. Каждый год Ману и Дирк с присущим им профессионализмом отчеканивают – взвешу все «за» и «против», посоветуюсь с семьей и приму окончательное решение. И вот как только голос в голове начинает шептать: «Всё, пора, брат, пора», – появляется новость о продлении контракта. Но случай с Ману уникален.

На протяжении 16 сезонов он занимал почетное положение в иерархии «Сан-Антонио Сперс», но никогда не был звездой, а, следовательно, не требовал к себе особого отношения. Да и о каких «звездах» может идти речь применительно к «Сперс» со стерильной командной культурой, где лучший игрок в истории клуба – Тим Данкан – в качестве поощрения за хорошо проведенный матч получал от тренера Поповича отеческое похлопывание по плечу и морковный тортик на ужин. При этом, несмотря на всю популярность Данкана, именно Жинобили всегда был олицетворением нравственных ценностей «Сперс».

Данкан изначально укоренился в массовом сознании как эдакий монах от баскетбола, с его покорностью и самопосвящением игре. Тим преуспел бы везде, Попович просто максимизировал его задатки. Тони Паркер был и остается младшим шебутным братишкой; сварливые переговоры при продлении контракта, резкие высказывания в адрес молодых игроков, свадьба и развод с теледивой Евой Лонгорией… Он единственный из столпов «Сперс» решился на переход в другую команду. Этим летом Тони отправился в «Хорнетс», чтобы перед последним выходным пособием почувствовать себя вольготнее – вдали от муштры главного тренера Грега Поповича, в новых, не привычных для себя обстоятельствах.

Данкан и Паркер – великие игроки своего поколения, но именно Жинобили обладал уникальным качеством, которое присуще единицам.

Своими действиями аргентинец фактически в одиночку умел контролировать темп игры своей команды. Всё исключительно за счет принимаемых решений и совершаемых действий. Без атлетизма, без демонстрации своего преимущества, без дикого адреналина и эмоций. Первые приходящие на ум аналогии можно перечитать по пальцам одной руки: Деннис Бергкамп, Роджер Федерер, Андрес Иньеста, Павел Дацюк, отчасти Ле’Вион Белл. Смена ритма – это то, что позволяло этим людям фактически в одиночку обыгрывать команды соперника и оппонентов, превосходящих их в физике.

В случае с Жинобили этот эффект особенно заметен на примере сборной Аргентины, с которой он выиграл Олимпийское золото Афин. Даже несмотря на то блистательное поколение аргентинцев в лице Луиса Сколы, Фабрисио Оберто, Вальтера Эрмана, капитаном и стержнем команды был Ману. Только он был способен на такие выходки.

В «Сперс» Жинобили мог вытворять то же самое, но ради командной философии готов был жертвовать личной статистикой и амбициями. Раритетное качество среди всех спортсменов, чьи жизненные принципы выстроены вокруг постоянной конкуренции и желании стать самым-самым.

В 2005-м Жинобили впервые был выбран на Матч звезд НБА, спустя полгода, перед началом сезона 2005/2006, Грег Попович подошел к нему и сказал: «Ману, ты великолепный игрок и очень умный человек, но ты ведь согласишься, если я скажу, что мы играем лучше, когда ты выходишь со скамейки запасных?» Ману понимающе кивнул. В 2007-м «Сан-Антонио» в очередной раз стали чемпионами, а еще через год Жинобили был признан лучшим запасным лиги.

Благодаря пониманию и смирению лысый аргентинец всегда мастерски лавировал между предубеждениями. Поэтому его отказывались менять даже после самых провальных сезонов, поэтому в наиболее триумфальные времена никто не вспоминал, что он запасной игрок, поэтому Ману среди Топ-5 в истории «Сперс» сразу по трем показателям (очки, передачи и перехваты).

Жинобили – пример игрока, которым легко восхищаться и которого легко любить, но сложно назвать самым любимым. Все от того, что очень немногие в состоянии понять, насколько тяжело показывать такой уровень баскетбола в отведённых для него условиях, практически без права на ошибку. Жинобили приучил себя действовать, просчитывая ситуацию на несколько шагов вперед.

Поэтому хочется верить, что он выбрал идеальный момент для завершения карьеры. Мы это поймем, лишь спустя какое-то время, пока же нам остается только смириться с решением Ману и сказать ему спасибо.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*