Федун лукавит: спартаковский футбол его никогда не интересовал

После победного для его команды завершения ФОНБЕТ КУБКА МАТЧ ПРЕМЬЕР Леонид Федун поразил одним откровением.

– Что приятно – команда играет. И не мышцами играет. И побеждает за счёт тех комбинаций, который они наигрывали на всех тренировках. Счёт меня вообще не волнует, меня волнуют другие вещи. Во-первых, есть игра – та, которую я хотел всегда видеть: короткий пас, комбинации, забегания.

Момент определённо заслуживает того, чтобы быть зафиксированным для истории. На пятнадцатый год его руководства клубом мы впервые узнали, что Леонид Арнольдович всегда хотел видеть игру, основанную на коротком пасе, комбинациях, забеганиях. Самое восхитительное слово здесь – всегда.

* * *

Это болельщик может говорить, какую игру хочет видеть, и окружающим остаётся только верить ему на слово. А когда речь идёт о желаниях босса, тут слов недостаточно. Более того, они совершенно ни к чему. Потому что у босса есть возможность воплощать свои предпочтения в ежедневной практике, и она всегда красноречивее самых пышных деклараций.

Давайте просто восстановим в памяти имена тех, кто делал футбол для Федуна. Первым в 2004-м стал Невио Скала, следующим был Александр Старков, далее последовали Владимир Федотов, Станислав Черчесов, Микаэль Лаудруп, Валерий Карпин, Унаи Эмери, Мурат Якин, Дмитрий Аленичев, Массимо Каррера.

Лаудруп и Эмери были кандидатурами гендиректора Карпина. Он-то как раз к стилевым традициям красно-белых относился трепетно, а потому старался им соответствовать и подбором тренеров, и собственной работой, когда замещал своих ставленников после их увольнения. Но это не выбор Федуна. Как и Аленичев, который возник в «Спартаке» после самоотвода Леонида Арнольдовича под соусом того, что «настало время отдать полномочия профессионалам».

А вот оставшийся ряд уже более выразителен. Белой вороной там выглядит разве что Федотов, но то было стихийное назначение: просто так вышло, что в момент внеплановой отставки Старкова под рукой оказался именно он, последний оставшийся в клубе осколок романцевской империи. Но другая чаша весов в любом случае перевешивает. Скала, Старков, Черчесов, Якин, Каррера – вот кого выбирал сам Федун, вот кто отражает его подлинные футбольные вкусы. Пожалуйста, покажите пальцем, кто из них выдаёт мечту работодателя о коротком пасе и забеганиях?

Федун лукавит: спартаковский футбол его никогда не интересовал

Александр Старков / Фото: © globallookpress.com

* * *

А помните, как в 2014-м Федун хотел снова подписать Черчесова? Это в первый раз можно было не понимать до конца его тренерских приоритетов, поскольку тогда иллюстрацией была только Австрия, но как можно было питать иллюзии после «Терека» и «Амкара»? Там Черчесов делал боевые, кусачие команды, но спартаковского в них было ровно ноль.

А страстное желание заполучить Курбана Бердыева? Как оно соотносится с ностальгией по бесковскому наследию?

И если уж нас всколыхнули сегодняшние слова Леонида Арнольдовича, то давайте припомним и прежние фразы, позволяющие понять его футбольные воззрения.

Вот, к примеру, октябрь 2005-го:

– С господином Старковым мы находимся в постоянном контакте, и наши взгляды на футбол в значительной степени совпадают.

Вот октябрь 2014-го, времена Якина:

– Есть полное доверие к главному тренеру, есть понимание, какую систему он строит.

Вот май 2017-го, после триумфа Карреры:

– Я понимал, что в случае чего Массимо теоретически способен выстрелить. Знал, что он очень амбициозен, прошёл великолепную школу рядом с одним из лучших тренеров мира Антонио Конте.

А теперь давайте сфокусируем. Человек, совпадающий взглядами со Старковым, доверяющий системе Якина, выбирающий амбициозного соратника Конте, и вправду всегда хотел видеть у своей команды футбол Кононова? Вы верите?

Федун лукавит: спартаковский футбол его никогда не интересовал

Мурат Якин / Фото: © globallookpress.com

* * *

Если для кого-то стеночки-забегания на самом деле путеводная звезда, то такого чудака видать за версту. Имя его знает любой, потому что он в нашем футболе такой один – Сергей Галицкий. Вот у него всё заточено под генеральную линию – и образовательный процесс в академии, и характеристики игроков в первой команде, и кредо тренера. Муслин, Кононов, Шалимов, Мусаев – все они, если по большому счёту, одной футбольной веры. В этой епархии никогда не появятся Старков или Якин, и не потому что они плохие, а потому что другие.

Если Федун действительно всегда хотел того футбола, который принято понимать под спартаковским, почему же ни разу не позвал Олега Романцева? Речь не про сегодняшний день, а про первые годы, когда классик ещё был в силе. Федуна об этом спрашивали, но он всякий раз по сути уходил от ответа. Если бы был дорог игровой стиль, того же Романцева (или группу ветеранов) можно было держать хотя бы в качестве советников. Только действительных, а не бутафорских. Уж по крайней мере от метаний философского толка знающие люди уберегли бы. Но нет: Леонид Арнольдович – видимо, на правах кандидата философских наук – предпочитал обходиться своими силами.

Назначение Олега Кононова, конечно, стоит особняком. Такого за полтора десятка лет здесь не бывало: тренера выбрали на основе стилевого соответствия спартаковской традиции. Тем не менее ничего нового этот ход не демонстрирует, а только подтверждает прежнее – отсутствие какой-либо системы. Сколько-то показательным может стать лишь следующее назначение: каких вкусов окажется тренер, который сменит нынешнего?

Хотя даже если это будет единоверец Кононова, от слова «всегда» в разговоре о любви к забеганиям Леониду Арнольдовичу всё же лучше воздержаться.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*