Фарфан: когда перешёл в «Локомотив», у меня было максимум 2 кг лишнего веса

Перуанский полузащитник вспоминает лучший год в карьере и обещает не останавливаться.

Джефферсон Фарфан – главная звезда «Локомотива» в Катаре. По крайней мере, только к нему приезжают персональные поклонники, чтобы сделать селфи в отеле. «Никогда не видел их раньше, — говорит Фарфан, — это просто болельщики из Перу, которые воспользовались возможностью пообщаться со мной и пожелать все доброго. Классные ребята. Люблю общаться с фанатами, они всегда заряжают позитивом. От них я получил специальный браслет-оберег. Они заверили, что он будет защищать меня от всех неприятностей и злых сил».

И если для «Локо» это первый сбор в Дохе, то Фарфан был здесь и раньше: «Приезжал сюда с «Шальке». Причём не один раз, а несколько – не меньше трёх. И жили мы в этом же отеле, где сейчас. Даже тренировались на тех же полях».

«Перейти в Россию меня убедили Кураньи и Хурадо»

– ОАЭ, где вы играли, сильно отличается от Катара?

– Это был позитивный опыт, но основные отличия, конечно, не между этими странами, а в сравнении с Европой. Я полтора года провёл в Абу-Даби, это было время, которое вспоминаю с удовлетворением и позитивом. Единственное, что могло сложиться лучше, – если бы я не получил травму.

Но в ОАЭ живут добрые люди, которые хорошо относились ко мне и во всём помогали. Тот опыт помогает мне здесь, в Катаре. Я знаю привычки и особенности жизни в этих странах, не испытываю никаких проблем…

– Как проходило возвращение из Эмиратов в Европу, переход в «Локомотив»?

– Я не участвовал в переговорах, всё шло через моего агента. Он предложил мне вариант с игрой в России. После этого я связался с друзьями, которые имели опыт выступлений в вашей стране: Кураньи и Хурадо. Они сказали, что РПЛ – сильная и интересная лига, дали хорошие рекомендации России.

Потом я навёл справки уже конкретно о «Локомотиве». Сразу узнал, что это одна из лучших команд России, которая всегда находится вверху таблицы. Команда с историей, традициями и постоянными амбициями борьбы за титулы. Плюсом было то, что это был клуб из Москвы – крупного и развитого города.

Помимо этого я узнал, что «Локомотив» 14 лет не становился чемпионом. В тот момент появилось ощущение, что мы обязательно сможем сделать что-то грандиозное. Поэтому успех прошлого года для меня многое значит. Я видел, какую несказанную радость мы доставили болельщикам. Счастливы были все: зрители, игроки, тренерский штаб и руководство. Я доволен своей работой и счастлив находиться здесь.

– Правда, что одновременно с вариантом перехода в «Локомотив» было предложение от «Севильи»?

– Да, и не только от неё – предложений было предостаточно. Но в итоге мнение ребят о России сыграло ключевую роль. Кураньи и Хурадо ярко и убедительно описывали мне футбольные возможности, которые будут в России. Серьёзно, это сразу склонило чашу весов в пользу «Локомотива».

– Много спорят о том, в каком физическом состоянии вы приехали в Россию. У вас было много лишних кг?

– Ну смотрите: я приехал сразу из отпуска, а до этого не тренировался в полную силу из-за травмы. Поэтому у меня был лишний вес. 1-2 кг. Это страшно? Мне кажется, нет. Ничего катастрофического.

Для меня вообще нет проблемы в том, чтобы держать игровой вес. Главное – правильно поставить себе цель.

– Ваша подготовка как-то поменялась с возрастом?

– С высоты своего опыта могу сказать, что не делаю ничего необычного. Просто выполняю тот алгоритм действий, который требуется от профессионального спортсмена моего возраста. У меня есть личный физиотерапевт из Колумбии, который всегда со мной. Он постоянно контролирует мое состояние. Хороший сон, здоровое питание, бочка со льдом после нагрузок – всё это довольно обычные вещи. Но я прохожу их все.

Джефферсон Фарфан и Юрий Сёмин Джефферсон Фарфан и Юрий Сёмин

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

«Хабаровск? Это там, где мы выиграли в холод?»

– Что до сих пор мешает вам в России?

– Холод, конечно. К нему привыкнуть невозможно. И снег тоже. В Перу он, кажется, тоже есть, но только в горах. А я в той части страны никогда не был.

– Бенедикт Хёведес ездит по Москве на метро и очень доволен. Вы как передвигаетесь?

– Нет, я использую машину, но сам не вожу – у меня есть друг, который меня везде сопровождает и выполняет роль шофёра. Если честно, в московском метро я не был ни разу. Но как-то мы опаздывали на матч из-за пробок и поехали на МЦК.

– Уже есть любимые места для отдыха в Москве?

– Перуанский ресторан, в который я часто хожу. Шеф-повар этого места – мой большой друг, часто зовёт меня в гости. Отличное место.

А в остальное время я чаще остаюсь дома, потому что по натуре домосед. Играю со своими двоюродными братьями, общаюсь с родными, которые постоянно приезжают ко мне.

– Перелёт в Хабаровск – худшее, что пришлось пережить в России?

– Хабаровск? Это там, где мы в холод выиграли? Помню это! Страшное время, ведь я летел после матчей сборной, а мы играли в Новой Зеландии. Я был невероятно уставший. В то время я налетал столько, сколько не летал за всю свою жизнь. Очень-очень сложно. Спасают фильмы, музыкальные подборки и максимально много сна.

– После этих перелётов Юрий Сёмин назвал вас космонавтом. Вы много общаетесь?

– У меня замечательные отношения с ним и со всем тренерским штабом. Он много разговаривает со мной, приветствует, поддерживает шутками. В основном мы общаемся о футболе, но Сёмин интересуется и моей жизнью за пределами поля. Ему важно знать, как у меня дела в бытовом плане, всё ли меня удовлетворяет в России. А ещё много спрашивает о Перу. Иногда он даже использует в разговоре со мной испанские словечки, но я не могу вспомнить, какие именно.

Джефферсон Фарфан на ЧМ-2018 в составе сборной Перу Джефферсон Фарфан на ЧМ-2018 в составе сборной Перу

Фото: Clive Brunskill/Getty Images

«Перуанские болельщики отмечали красоту русских женщин»

– Начало карьеры в России было довольно тяжёлым, в тот момент верилось в возможность вернуться в сборную, попасть на ЧМ-2018 и поехать туда?

– Абсолютно согласен с тем, что это было тяжело. Но я никогда не переставал мечтать о возвращении в сборную. Впрочем, это никак не мешало мне мечтать и о том, чтобы добиться успехов с «Локомотивом». Вместе получалась огромная мечта, и я доволен тем, как она сбылась. Мы приехали на чемпионат мира, сыграли здесь. Разумеется, я невероятно доволен – ведь я помог попасть на турнир. Мне повезло забить важные мячи, но сам выход – заслуга всей команды. Чемпионство с «Локомотивом» и квалификация на Кубок мира, наверное, лучшее, что случалось в моей карьере.

– Во время ЧМ-2018 в России было огромное количество болельщиков из Перу. Они остались довольны?

– Все боялись холодов, постоянно спрашивали меня об этом. Хорошо, что турнир проходил в тёплое время года и повезло с погодой.

В остальном всё здорово, ведь была отличная организация, праздничная атмосфера на стадионах. Многие болельщики отмечали красоту русских женщин и то, что было выпито очень много алкоголя. Все, с кем я общался, говорили, что никогда не забудут эту поездку в Россию.

– Во время турнира вы получили неприятную травму головы. Как это вышло?

– На тренировке я столкнулся с нашим вратарём и неудачно упал на землю. Ударился затылком и потерял сознание минимум на 20 минут. Все в моей семье переживали, что это может повлиять не только на мою карьеру, но и в целом на здоровье. Рад, что всё прошло без осложнений.

«Было странно играть против «Шальке»

– Вы играли за «Шальке», когда клуб упустил чемпионство в конце сезона. Не боялись, что ситуация может повториться в «Локомотиве»?

– Нет, такого страха не было. На протяжение всего прошлого сезона у меня было ощущение, что мы должны взять титул. «Локомотив» был обречен стать чемпионом. Внутри меня все говорило о том, что мы выиграем. Даже после начала сезона, когда мы не очень хорошо начали и растеряли очки с командами слабее нас. Но затем мы смогли отыграть отставание, смогли вырваться вперед. Пазл был обязан сложиться в нашу пользу. С невероятными эмоциями вспоминаю игру с «Зенитом» в мае. Помню наш настрой, наше желание титула. Хорошо, что наша уверенность подтвердилась.

– В этом сезоне есть ощущение, в чью пользу сложится пазл?

– Конечно, сейчас мы не идём на том месте, которого заслуживаем. Но чемпионат ещё в самом разгаре, всё может произойти – мы способны исправить ситуацию. Так что давайте подождём.

– Что испытали, вернувшись в Лигу чемпионов и в Гельзенкирхен?

– Даже не мог представить, что вернусь в этот турнир. Тем более не мог подумать, что сыграю там против «Шальке» в одной из ключевых игр группового этапа. Я провёл в Германии семь незабываемых лет, вспоминаю это время только с теплотой. Честно скажу, что был там хорош – меня любили болельщики клуба. Когда я вернулся в Гельзенкирхен с «Локомотивом», меня очень тепло встретили – это было как возвращение домой. Встретился со старыми друзьями, а перед игрой была трогательная церемония для меня и Хеведеса.

Джефферсон Фарфан и Бенедикт Хёведес — трогательная церемония перед игрой Лиги чемпионов в Гельзенкирхене Джефферсон Фарфан и Бенедикт Хёведес — трогательная церемония перед игрой Лиги чемпионов в Гельзенкирхене

Фото: TF-Images/TF-Images via Getty Images

– Непривычно было играть против «Шальке»?

– Да! Это было очень странное ощущение. Выходить на это поле и играть против этой команды – удивительно. Но в этом и прелесть футбола: в нем случается все.

– С переходом Хёведеса в «Локомотив» – он ваш главный друг в команде?

– Само собой, я был очень рад новостям о его переходе к нам. Знаю его долгое время: он великолепный игрок, профессионал, друг, который не бросит в беде. У нас большая совместная история побед – есть что вспомнить. Он точно среди моих ближайших друзей. Но я близко общаюсь с Ману Фернандешем, Эдером, Гилерме. Но с ними нельзя говорить на немецком, в отличие от Хеведеса.

– Ману Фернандеш успел выучить русский, пока играет в России. Как у вас с языком?

– К сожалению, это всё ещё очень сложный для меня язык. Но многие вещи я понимаю. Даже так: понимаю я куда лучше, чем могу сказать сам.

– После одной из тренировок вы общались с Тарасовым. При этом он говорил на русском, а вы отвечали на испанском. Как это работает?

– Я со всеми хорошо общаюсь. С Тарасовым мы постоянно шутим друг над другом. Я уже примерно выучил всё, что он может сказать мне. Возможно, не понимаю его юмор полностью, но суть улавливаю. И стараюсь отвечать.

– После всех успехов прошлого года, какая главная мотивация продолжать карьеру на максимальном уровне?

– Жажда титулов не прекращается. Я хочу вновь выигрывать с «Локомотивом», а сборная Перу будет играть в Кубке Америки. Национальная команда дважды становилась третьей на этом турнире, почему бы на этот раз не пройти дальше. Это будет сложно, потребует максимум усилий. Но это меня мотивирует.

– До конца нынешнего контракта с «Локомотивом» полтора года. Есть понимание, что будет дальше?

– Я пока не думал, всё-таки 1,5 года – довольно большой срок. Но я могу заранее сказать, что мне нравится идея остаться здесь подольше. С удовольствием, почему нет? Но посмотрим, что будет дальше. Играть я готов до тех пор, пока мой организм будет к этому готов.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*