Бей по слабому. В чём логика победы «Спартака»

Победу «Спартака» в Краснодаре поспешили связать с везением. Мол, хозяева играли лучше, гости хуже, и ничья – тот максимум, на который могли претендовать спартаковцы, исходя из соотношения сил на поле. Это логика, скажем так, крупных форм. Она наиболее весома и наиболее заметна – её видят все.

Однако свои полномочия в нашем мире имеет и логика малых форм. Она на первый взгляд не столь очевидна, но моментами весьма влиятельна. И иногда даже получает решающий голос. Как раз такой случай и имел место в Краснодаре.

* * *

Игровой стиль «Краснодара» в главных своих принципах известен всем. Если в двух словах, то это контроль мяча, преимущественно короткий и средний пас. Со сменой тренеров в команде могут меняться тактические нюансы, однако эта основа остаётся неизменной. При этом трудно утверждать, что подобное постоянство является для «Краснодара» однозначным плюсом. Как известно, недостатки есть продолжение достоинств – такой футбол очень удобен для оппонентов: им не надо ломать голову над выбором средств сопротивления.

Поскольку через свой любимый перепас «Краснодар» развивает атаку буквально от собственной штрафной, многие соперники стараются отнимать мяч именно там – если перехват состоится, выше вероятность ответного контрвыпада. И в целом такая манера имеет успех. По крайней мере, по итогам 3 туров «Краснодар» оказался командой, которая чаще всех теряет мяч на своей половине поля (здесь и далее данные InStat). Эта статистическая частность способна во многом объяснить поражение «быков» от «Рубина» и тот невзрачный вид, который они имели в матчах с «Уралом» и «Уфой».

При этом – внимание! – «Спартак» после тех же самых 3 туров был одной из лучших (если точно, то второй после «Рубина») команд РПЛ по овладению мячом на чужой половине поля. То есть это достоинство москвичей идеально, словно пазл, попадало в соответствующий недостаток краснодарцев. Следовательно, вероятность того, что гости подловят хозяев на изъянах их стиля, в этом матче должна была оцениваться как повышенная.

* * *

Знали ли обо всём этом участники матча? Безо всяких сомнений. Ни один, ни другой тренерский штаб на тактических занятиях при подготовке к встрече просто не мог пропустить такой особенности – слишком уж она заметна.

Более того, закономерность продолжала работать и внутри игры. Допустим, центральные защитники «Краснодара» Мартынович и Спайич позволили себе по два раза потерять мяч на своей половине поля. Для тех, кто должен воплощать надёжность, четыре обреза – это немало (для сравнения: их спартаковские коллеги Джикия и Жиго допустили только одну аналогичную ошибку).

А в середине второго тайма неожиданно занервничал Станислав Крицюк. Партнёр дал ему не очень точный пас, тем не менее у вратаря была возможность подработать мяч и сохранить его в поле, но он вдруг засуетился и по сути подарил мяч сопернику. 

С чего бы вдруг? В целом голкипер проводил очень достойный матч, и такое неловкое движение внешне резко контрастировало со всеми его предыдущими включениями в игру.

Но вряд ли тот эпизод возник совсем уж на ровном месте. У него определённо были свои мотивы, просто не самые понятные на взгляд со стороны. Где-то подспудно в голове у Крицюка наверняка сидела вся та информация про систематические потери на своей половине поля, и в условиях, когда матч приближался к концу и цена ошибки возрастала, вратарь решил сыграть попроще и понадёжней. Вот только внешне это получилось неубедительно, а потому окружающими было воспринято как нервозность.

* * *

Не секрет, что состояние вратаря является камертоном для всей обороны. Если первый номер вдруг начинает пожарить, то и защитники неизбежно задёргаются – в футбольной психологии это связка на уровне аксиомы.

И вот здесь мы подходим к ключевой точке матча. Кто помнит, из чего возник угловой, после которого «Спартак» забил единственный мяч?

Открыть видео

Ситуация была невинной. Из глубины поля пошла передача за головы краснодарским защитникам, примерно в зону правого полуфланга хозяйской обороны. Но особых перспектив у этого паса не было. Мяч оказался в пограничной сфере ответственности между Крицюком и фланговым защитником Николаем Марковым. Защитнику необязательно было играть – вратарь наверняка оказался бы на мяче первым и просто поймал бы его в руки. Но Марков – человек бывалый: как-никак 33 года. И всем своим опытом он научен: не уверен – играй просто. А особой уверенности в тот момент быть не могло: во-первых, отчего-то задёргался вратарь, во-вторых, где-то в мозгу сидели тренерские предостережения о недопустимости новых обрезов у своих ворот. И защитник сыграл просто – отправил мяч за пределы поля.

До приезда в Краснодар «Спартак» забил в текущем чемпионате страны два мяча – оба они начались из углового сектора. А в целом по итогам 3 стартовых туров красно-белые оказались командой, которая чаще всех в лиге завершала ударами атаки со стандартов. И в этой игре правило работало: после одного углового опасно бил Мельгарехо (на 77-й минуте), после другого – Джикия (на 81-й). Там Крицюк справлялся. А на 88-й минуте не сумел.

* * *

В общем, назвать спартаковский гол случайным никак не получится – он стал итогом целой цепочки веских факторов, каждый из которых вполне объяснимо вытекал из предыдущего. И факторы эти не перестанут быть вескими только от того, что они не резали глаз болельщика так, как, например, напор «Краснодара» или неудачи Ари. «Спартак» знал слабые места соперника – и бил по ним.

Безусловно, хозяева поля имели более зримые основания рассчитывать на успех. Но это не значит, что гости таких оснований не имели. Просто это был тот день, когда выше оказались не очевидные и крупномасштабные закономерности, а логика малых форм.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*